Главная
video.kdd.ru
Поддержка E-Mail: kdd.video@mail.ru
Драмы,мелодрамы
Комедия
Детектив
Триллер
Фантастика
Боевик
Мистика, Ужасы
Для детей
Отечественные
Регистрация
Сериалы

Генри и Джун
Henry & June

жанр: Драма, мелодрама
Год: 1990

Режиссер:
Филип Кауфман
Philip Kaufman

Снимались:
Мария де Медейрос
Maria de Medeiros
Кевин Спэйси Kevin Spacey
Ума Турман Uma Karuma Thurman





Ума Турман ("Убить Билла"), Кевин Спейси ("Красота по - американски"), Фред Уорд ("Дорожные приключения"), Мария де Медейрос ("Криминальное чтиво") в фильме Филипа Кауфмана "Генри и Джун".

Истосковавшаяся по сильным, чувственным ощущениям, очаровательная писательница Анаис Нин проводит дни за подробным изложением своих эротических переживаний в личном дневнике. Ее существование не приносит никакого удовольствия: жизнь тосклива и приторна, словно сироп. Свободного времени у нее хватает на десятерых: порядочный, но скучный муж надоел до безумия, и,казалось бы, ничто уже не сможет вырвать Анаис из пресного бытия. Но именно в этот момент появляется удивительная пара: странный, вульгарного вида тип по имени Генри Миллер и его таинственная красавица - жена Джун...

По роману Анаис Нин Париж, 1931 год. Игра в любовный треугольник связывает американского писателя Генри Миллера, заканчивающего "Тропик рака", его жену Джун и исследовательницу творчества Лоуренса, француженку Анаис Нин, чей дневник дал фильму сюжет. Нин думала, было, защищать автора "Любовника леди Чаттерлей" от лысеющего американского орангутана, да спичку о подошву Миллер точно зажигал ловчее Лоуренса. Но речь не о том. Подчас Париж-город странным образом воздействует на людей. Собственно, это и влечет их сюда. Нечувствительные к его уловкам парижане обращают окружающие их миазмы и флюиды в столь же эфемерные гипюр, гламур и деньги. Не столь рациональные приезжие старательно обдирают себе кожу. "Когда я почувствовала, что он возбужден, я позволила ему излить его желания. Я сделала это из жалости", – заполняет кружевами страницу за страницей Анаис Нин. Сквозь эти записи проступает жирный контур модернистской эпохи, прекрасная жесткость тридцатых годов, то сгущающаяся в плоть, благодаря американцам, то скипающая в невесомость, благодаря Анаис. Игра этих состояний более других завораживает Филипа Кауфмана, однажды уже экранизировавшего "Невыносимую легкость бытия". Входит Миллер в мятой шляпе. Входит Кевин Спейси раком. Входят толпы толстых мимов. Входят шлюхи и выходят. Филипп Руссело номинирован на "Оскара" за операторскую работу.